19.08.2012 : Публикации

Мафия по-советски


25 лет назад читающая публика впервые узнала, что в СССР есть организованная преступность.

Читатель газет со стажем помнит, как в 80-х годах прошлого века, на волне перестройки, у нас впервые заговорили о доморощенной мафии. Среди главных её разоблачителей чаще других вспоминают журналиста, писателя и депутата Юрия Щекочихина. Но мало кто знает, что задолго до Щекочихина эту тему поднял его коллега, ныне писатель-криминалист Алексей Ермолаев. Предлагаем вниманию читателей его заметки.
В большую журналистику нас с Юрой отправил Борис Николаевич Полевой, главред журнала «Юность», где мы занимались в студии начинающих публицистов. Позже, с 1988 года, Щекочихин стал печатать статьи об организованной преступности в безумно популярной тогда «Литературке». Они, думаю, и открыли Юре путь в высокую политику, который, к сожалению, закончился для него трагически, - официальные причины его смерти до сих пор неизвестны.
Мне же пришлось расследовать мафиозный скандал в Ждановском отделе милиции по охране рыбных запасов Азовского моря в 1986-м. Резонансом от своей статьи сравниться со щекочихинским, конечно, не могу. Но сенсационный материал незамеченным не остался и аукнулся самым неожиданным образом...
Началось всё с публикации в известинском приложении «Неделя», чей автор придал делу об азовских браконьерах героико-кисельный налёт, а сюжет был подозрительно лакированным. В то время я служил в журнале МВД СССР «Советская милиция». Меня вызвал главный редактор и приказал собираться в командировку - подтвердить либо опровергнуть опубликованные факты.
Признаться, я летел в приморский город сильно предубеждённым: уж слишком ходульными смотрелись типажи, выполненные в модной тогда журналистской манере «прорабов перестройки». Прожжённый милицейский капитан, погрязший в тенётах браконьерского промысла, и юный комсомолец, лейтенант, вступивший с ним в схватку за торжество справедливости.
В действительности всё оказалось куда интереснее и страшнее. Хотя поначалу милейший летеха по фамилии Голобородько с кристально голубыми очами произвёл на меня неотразимое впечатление. К тому же в его планшете содержалась куча разных документов, уличавших противника, уже изгнанного с позором из органов!
Но вот пошёл я бродить местными дорожками от зачуханного дружинника до «важняка» - следователя республиканской прокуратуры. И картина стала проясняться...
В 1982 году в «водном» отделе милиции стали служить три офицера: Ласков, Семёнов и Голобородько.
О первом особо говорить нечего, поскольку спустя несколько месяцев его застрелили на ночном дежурстве браконьеры. Поговаривали, что среди них был... капитан Семёнов. Но доказать это не удалось: уже в ту пору люди в погонах умели разваливать дела. Убийца назван не был, слабым утешением послужила мемориальная доска в память о погибшем, повешенная в здании УВД.
Впрочем, в нашем детективе нет места сантиментам. Персонажи больно зловещие. Как потом выяснится, Виталий Семёнов особо и не таился. Купил своего непосредственного начальника - майора, выбил для себя «золотой» участок у посёлка Белосарайка и наладил теневой бизнес. В его распоряжении имелась целая плавбаза «Ялта». Вечерами к ней катили с тележками старушки-перекупщицы. Утром будет на городском базаре свежая рыба. Даже рыбхозы платили дань служителю закона. И не какой-нибудь тюлькой, а бочонками с икрой! Сколько он их перевёз в заочный юридический институт, который блестяще окончил, не счесть. Связи капитана простирались столь далеко, что возникали анекдотичные ситуации. Прибыл на служебное совещание в Жданов начальник из области. С порога прогремел приказ, взбудораживший весь зал: «Семёнов, покиньте помещение! Сдайте удостоверение и оружие! Есть приказ о вашем увольнении». Видать, слава о «пирате Семёнове» достигла областных коридоров власти. Бедный, незадачливый генерал... Из героя эффектной сцены он превратился в шута. Не знал раскладов. Не ведал, что икорку и сухих карасей намеченная жертва отправляла и в МВД Союза.
Конечно, красная милицейская корочка осталась при Семёнове.
Ездил я в его родное село Безымено. Земляки Виталия, простые крестьяне, твердили в один голос: «Какой из него милиционер? Он же мальчишкой кур воровал!» Акула криминального мира вылупилась из самой заурядной икринки. Наглость, жестокость, гипертрофированное самолюбие, беззаветная любовь к деньгам, пустая душа - этих качеств было достаточно, чтобы стать доном Корлеоне азовского масштаба.
Но был в этой мутной истории еще один выходец из низов - Володя Голобородько. О, этот необстрелянный, не битый жизнью новичок оказался не по зубам даже Виталию Семёнову. На восходе организованной преступности молодой лейтенант являл новейший типаж, прообраз лидера будущих ОПГ воспетых авторами «Бригады» с Сергеем Безруковым в главной роли.
А мы-то изумлялись, едва вступив в ельцинскую «слякоть»: откуда, мол, у нас взялось столько рекрутов для уголовного мира? Поражало, что в мгновение ока народилась отечественная коза ностра с чёткой иерархией, разведкой, киллерами, мозговым центром.
Всё это было, но в полный голос о нашей мафии заговорили только в середине 80-х.
Умный и расчётливый Голобородько поступил в школу милиции в нежном возрасте. Не романтика сыска влекла его, а стремление получать левые доходы. Он не хотел жить одним днем, создавал модель двурушничества на долгие годы. Надел маску борца с коррупцией, готового ради святости закона пожертвовать чем угодно. В своём противостоянии Семёнову он посылал «сигналы» в вышестоящие инстанции. Следил за подкупленными проверяющими, снимал фотоаппаратом обличающие их сцены. Коллеги считали его недалеким: дескать, горяч по молодости, перебесится с годами.
А выпускник школы милиции, используя юридические знания, подбирал людей для собственной пиратской флотилии. Конспирация, строгое подчинение приказам, суровая дисциплина. При этом для подельников он оставался в тени. Они даже боялись выходить в море, когда дежурил грозный лейтенант!
Но сколько веревочке ни виться... В конце концов начинающий «оборотень в погонах» попался. Прибыли прокурорские следаки и накрыли мафию в зародыше.
Вернулся я в Москву и с ходу написал материал под названием «Чужой». Увидел он свет в 1986 году и наделал шуму. Центральный журнал МВД! Тираж под два миллиона! Получилось как с той унтер-офицерской вдовой - сама себя высекла. Подписаться на «Советскую милицию» особого труда не составляло даже «гражданским» - через парторганизации. Неудивительно, что один экземпляр, на мою беду, попался писателю Виктору Астафьеву, золотому перу всесоюзной рыбохраны. Его «Царь-рыба» стала хрестоматийной. И вот он прислал мне письмо, исчёрканное лиловыми чернилами:
«Извините, но материал «Чужой» написан плохо. Он - как бы это точнее сказать? - не до конца искренен, что ли? Я понимаю ведомственность издания, зависимость его от чинов, одетых в генеральскую форму, но есть выверенный способ избегать не то чтобы правды, но хотя бы болтливости - это не произносить «лишних», в данном случае блудливо-красивых фраз. Они затуманили нам мозги, эти, сделавшиеся совершенно правильными, блудливые слова, они незаметно, как витамин «А» в печени собаки, нейтрализовали наш организм от заразной полулжи-полуправды, и мы уже спокойно можем жить на отбросах как словесных, так и совестливых, оставаясь при этом жизнерадостными и здоровыми.
То, что написал автор, есть чистейший продукт полуправды, а она страшнее лжи. Кабы дело было в Семёнове! Дело, прежде всего, в том, как породило наше время в рабоче-крестьянском государстве фашиста?! Нашего, отечественного фашиста?! Вот в чём предстоит разобраться и вслух сказать. На кулаков уже не сопрёшь - давно умерли; что на парашюте нам его, Семёнова, спустили вследствие «происков империализма» - смешно и глупо. А пока мы вслух не скажем о главном, пока будем жить полуправдой, дышать отравленным кислородом и пить мутную воду, все будут являться и блаженствовать фашисты Семёновы».
Легко было пушить меня Виктору Петровичу. Он учёл и не учёл маленькой детали - цензуры. И впрямь, в редколлегию нашего журнала входила куча «чинов, одетых в генеральскую форму». Честь мундира для них оставалась превыше всего. Я вообще не пойму, как проскочил мой очерк, даже в сильно усечённом виде. Надеюсь, теперь ответил на вопросы моего строгого критика. Кстати, золотопогонники, те самые, что стояли насмерть за репутацию советской милиции, очень здорово устроились при новой власти. Кое-кто из них и сегодня, несмотря на почтенный возраст, занимает серьёзные посты. Сидит на верхушке политической и экономической вертикали рядышком с молодой порослью, с новыми семёновыми и голобородько...

Источник/Автор:
Просмотров: 1113


Уважаемые читатели!

Перед Вами сайт одного из самых популярных еженедельников юга Кузбасса.
«Кругозор в Кузбассе» - независимое общественно-политическое издание, с дипломом Всероссийского конкурса союза журналистов.
Газета выходит в свет свыше 20 лет и хорошо зарекомендовала себя у большого круга читателей, являясь сегодня...»»»
 
Рубрики
Прямая речь
Скандал в благородном семействе
Публикации
Как вас обслуживают
Отовсюду обо всём
Час пик
Особый случай
Чужой карман
Загадки истории
Факты, гипотезы, сенсации
Осторожно: лохотрон!
По ту сторону
Вопрос-ответ
Актуальное интервью
Взгляд за и против
Продолжение темы
Не хлебом единым
Особое мнение
Курьёзно о серьёзном
Читатель "Кругозора"
Два письма на одну тему
Читатель ставит проблему
Сердитое письмо
Житейские истории
Страна советов
Очевидное - невероятное
Факт и комментарий
Анатомия конфликта
Наука выживания
Точка зрения
Тема из конверта
Палата №6
Закон есть закон
Рецепты из конверта
В кабинетах власти
Эхо трагедии
Адреса коррупции
Среда обитания
Суд да дело
Криминал
Происшествие
Проверка слуха
Хроника Кузбасса
Экономика капитализма
Актуально!
Их нравы
В тисках кризиса
Совершенно конкретно

города Новокузнецк, Кемерово ООО «Кругозор плюс » © 1989-2018