18.04.2011 : По ту сторону

Зоны несвободного предпринимательства


Российские тюрьмы фактически стали платными.
В некоторых российских зонах, прозванных в народе «красными» (за то, что там полностью всё подчинено администрации), с ног на голову перевернули все понятия. Сегодня здесь правят бал маньяки, насильники и прочие отморозки.
Мой собеседник – офицер. Последние годы Алексей Немчук (имя изменено) работает в колонии строгого режима в Брянской области.
Я давно знала, что он работает в колонии, но никогда никому и ничего об этом не рассказывает. А тут его прорвало, причём сразу после того, как я обмолвилась, как бы «между прочим», про реформу пенитенциарной системы и про всякие позитивные изменения за решёткой.
— Главный источник зла, о чём, кстати, не раз говорил и министр юстиции, — секции дисциплины и порядка (СДП), — начинает Александр. — На самом деле это только считается, что они перестали существовать с прошлого года. Фактически они остались, но в другом виде. Только теперь функцию «эспэдэшников», к примеру, выполняют активисты отрядов адаптации. Туда попадают осуждённые сразу же после того, как их привозят на зону. Вообще перво-наперво, когда человек оказывается в колонии, его анкету внимательно изучают. Смотрят, что есть у самого осуждённого. Если он где-то прописан, то считай, что квартиру ему придется продать. На кой ему она, если ему сидеть лет 15 и ему каждый день за неё будут тыкать... Сами зэки теперь, знаете, что говорят? Что на зоне стало дорого сидеть. И кстати, теперь новая мода появилась. Нет денег? Пусть мама кредит возьмёт. Прямо так и говорят, не стесняясь.
— А кто выбивает деньги — сотрудники колонии?
— Нет. Они только выясняют, насколько платежеспособен тот или иной зэк. А потом им занимаются активисты. Они собирают деньги и передают их тюремному руководству. Был случай, когда женщина — сотрудница брянской администрации, у которой сын попал за решётку и там его стали прессовать, хотела договориться, чтобы ему полегче сиделось. Так ей сразу назвали цену — полтора миллиона. Ремонт у нас в бараках делается в основном за счёт зэков. Но ведь некоторым взять деньги негде. Контингент-то разный... Кстати, сами сотрудники тоже платят, как и осуждённые. Хочешь очередную звезду на погоны? Неси 300 тысяч. А где их тюремщик возьмёт? Правильно, с тех же зэков. На зоне теперь всё поставлено на деньги. И за то, что осуждённого к условно-досрочному подвели, ему платить надо.
— А как прессуют, чтобы заставить осуждённого раскошелиться?
— Унижают морально, бьют, «опускают». Те осуждённые, которым нечего дать, случается, вешаются. Их к этому подводят. Если человек сам себя уважает, то что ему остаётся делать? В «гарем» (место, где живут «опущенные». — Прим. авт.) идти? За что?
— Активисты, которые заправляют в колонии, что они за люди?
— Сидят по самым тяжёлым статьям. Это насильники, маньяки, убийцы. Им деваться некуда, у них сроки по 20—25 лет. Раньше, если ты за ребёнка сел или даже жену изнасиловал, то автоматически «опускаешься». А у нас они все сейчас блатные. И они сейчас у нас главные.
— И ничего нельзя этой системе противопоставить?
— Ничего. Самое обидное, что ломают даже нормальных осуждённых. Человек, попав на нашу зону, начинает думать только об одном — как ему выжить.
— А почему не могут навести порядок традиционные воры в законе, которые живут по понятиям?
— Так ведь их сюда редко направляют. А если они тут и оказываются, то их ломают так же, как всех остальных. Ещё хуже. Им говорят: «Здесь ты никто, у нас правят не авторитеты, а зэки, которые работают на ментов». Кстати, вообще воры в законе потеряли свои позиции за решёткой по всей России. Их-то и осталось, настоящих, — единицы. Самые большие воры-законники — это не они (эти теперь всего лишь пешки), а те, что в погонах. И все «традиционные» воры везут им деньги.
— Вы говорите, что сегодня чуть что — «опускают». Значит, гомосексуалистов стало в колониях много?
— У меня в отряде 250 осуждённых, 25 из них — обиженные (то есть ровно 10%). Но примерно половина из этих обиженных — чисто рабочие.
— Что значит — рабочие?
— Ну, что они реальные педерасты. Они без этого просто жить не могут. Они сами к осуждённым пристают. За свои услуги берут чаем, сигаретами. То есть не бесплатно всё это. Часто бывает, что какой-нибудь обиженный становится парой нормальному мужику. Он только с ним. А тот его за это берёт на полное обеспечение, защищает от любых нападок, решает его проблемы и т. д. Но если партнер ему изменит, его изобьют до полусмерти. Бывает, в таких случаях даже убивают.
— Те, кто спит с такими, тоже ведь по сути гомосексуалисты...
— Спят — это не совсем правильное в данном случае выражение. Секс у них обычно бывает оральный. А педерастами пользуются чуть ли не большинство в колониях строгого и особого режима, где сидят за тяжкие преступления по многу лет. И они нормальные мужики. Просто им деваться за решёткой некуда. Надо же как-то свои естественные потребности удовлетворять. Это жизнь... И чем больше у осуждённого денег, тем чаще у него такой секс бывает.
— А «нерабочие обиженные» — это кто?
— Те, кто по природе своей не гомосексуалист, но которых «опустили». Случаи разные бывают... Иногда хорошие мужики становятся обиженными. Они спят отдельно ото всех (скажем, сразу у левой стены). Выполняют всю грязную работу, моют туалеты, например. К ним относятся неуважительно, но сексом они не занимаются и в этом смысле считаются «не рабочими».
— А за что сейчас чаще всего «опускают»?
— В основном за деньги. Зэку говорят, мол, не принесёшь 3 тысячи — «опустим». Часто человек по незнанию оказывается в этой категории. Скажем, покурил с обиженным или чайку с ним попил. И всё. Его самого тут же считают таким...
Многое из того, что рассказал Александр, подтверждают правозащитники и осуждённые, которые недавно вышли из брянских колоний. Но какие-то его заявления относительно поборов со стороны начальства доказать трудно.

Источник/Автор: Ева Меркачёва
Просмотров: 1045


Уважаемые читатели!

Перед Вами сайт одного из самых популярных еженедельников юга Кузбасса.
«Кругозор в Кузбассе» - независимое общественно-политическое издание, с дипломом Всероссийского конкурса союза журналистов.
Газета выходит в свет свыше 20 лет и хорошо зарекомендовала себя у большого круга читателей, являясь сегодня...»»»
 
Рубрики
Прямая речь
Скандал в благородном семействе
Публикации
Как вас обслуживают
Отовсюду обо всём
Час пик
Особый случай
Чужой карман
Загадки истории
Факты, гипотезы, сенсации
Осторожно: лохотрон!
По ту сторону
Вопрос-ответ
Актуальное интервью
Взгляд за и против
Продолжение темы
Не хлебом единым
Особое мнение
Курьёзно о серьёзном
Читатель "Кругозора"
Два письма на одну тему
Читатель ставит проблему
Сердитое письмо
Житейские истории
Страна советов
Очевидное - невероятное
Факт и комментарий
Анатомия конфликта
Наука выживания
Точка зрения
Тема из конверта
Палата №6
Закон есть закон
Рецепты из конверта
В кабинетах власти
Эхо трагедии
Адреса коррупции
Среда обитания
Суд да дело
Криминал
Происшествие
Проверка слуха
Хроника Кузбасса
Экономика капитализма
Актуально!
Их нравы
В тисках кризиса
Совершенно конкретно

города Новокузнецк, Кемерово ООО «Кругозор плюс » © 1989-2018